Среда, 24.05.2017, 12:47
Приветствую Вас Гость | RSS

Музеи Валдая


Главная » 2010 » Октябрь » 28 » Бенефис одной картины.
Бенефис одной картины.
17:04
Музей уездного города приглашает на новую выставку.
Николай Егорович Сверчков родился 6 марта 1817 году в Царском Селе. Его отец был выходцем из крестьян и служил старшим конюхом и кучером в Придворных конюшнях. Находясь рядом с отцом, мальчик наблюдал лошадей на пастбище, выводке, в беге и на скачках, что научило его непревзойденному видению натуры. Он рано начал рисовать, с большим усердием стараясь запечатлеть работу каретников и кучеров, но особенно любил изображать лошадей, проявив наблюдательность и умение передавать повадки своих любимых "моделей". Поощряя склонности сына к занятиям искусством, отец подал Прошение о его зачислении в Воспитательное училище при Санкт-Петербургской Императорской Академии художеств. В 1827 году в возрасте десяти лет Николай Сверчков стал учеником класса батальной живописи, где его наставником был известный тогда профессор Александр Иванович Зауервейд (1783-1844), воспитавший плеяду блистательных отечественных художников. А.И. Зауервейд преподавал не только в Академии, он был учителем Великих князей, особенно ему удавались изображения лошадей, которые он писал в Париже по заказу самого Наполеона. Но Николай Сверчков не выдержал сурового городского климата и академического режима, насыщенного постоянными занятиями, и через полтора года слабый здоровьем ребенок был вынужден покинуть Воспитательное училище. И все же время, проведенное в батальной мастерской Зауервейда, не прошло даром, а стало крепкой основой для дальнейшего самостоятельного овладения искусством живописи. По настоянию отца он продолжил обучение в Петропавловском училище общего типа, по окончании которого поступил в хозяйственный департамент Министерства внутренних дел. Но карьера чиновника не прельщала юношу, который в свободное время продолжал упорно заниматься рисунком и живописью, а, возможно, и посещать Академию художеств в качестве вольноприходящего ученика. В 1839 году Николай Сверчков решил представить на выставке, ежегодно проводимой в залах Академии художеств, свои картины «Автопортрет», «Ездок», «Итальянка с гитарой» и «Портрет девицы Сверчковой». Профессиональное мастерство молодого живописца было настолько очевидным, что Совет Императорской Академии счел возможным удостоить Николая Сверчкова звания «свободного художника портретной живописи» без прохождения обязательного курса обучения. Несмотря на официальное признание, Сверчков не спешит стать модным портретистом, а решает дальнейший творческий путь посвятить тому, к чему его влекла горячая любовь, привитая отцом с детства, - изображению коней. Скоро эта сторона его дарования была по достоинству оценена и востребована. Известный коннозаводчик, представитель богатейшего рода Савва Алексеевич Яковлев поручил молодому художнику исполнить несколько портретов его лучших коней. В первой же серьезной работе проявились основные качества живописи Сверчкова - превосходное умение изображать коней, знание их экстерьера, буквально врожденное чувство лошади. После этого заказа имя начинающего художника становится широко известным любителям искусства, а особенно людям, принадлежащим к кругу коннозаводчиков и любителей бегов. Спрос на конские портреты в России, особенно со второй четверти XIX века, был велик. Не случайно в Академии художеств в 1841 году был организован специальный класс иппической живописи (от греч. hippos – лошадь). Этот класс, возглавляемый А.И. Зауервейдом, первоначально возник в качестве вспомогательного при классе батальной живописи, но впоследствии, из-за возрастающего спроса на его произведения, получил самостоятельный статус. Н.Е. Сверчков стал одним из первых русских живописцев иппического жанра, и, неустанно совершенствуясь, достиг высочайших результатов благодаря собственному труду и таланту. В начале 1842 года Сверчков в чине коллежского секретаря, почувствовав себя материально достаточно обеспеченным, покинул надоевшую канцелярию. Сам он считал началом своей карьеры живописца 1840 год. В одном из писем он писал: «С тех пор я посвятил себя искусству, выбрав русский быт, наши охоты и путешествия по России». Эта короткая строка, по сути, вместила в себя десятилетия неустанного и тяжелого труда художника, испытавшего и с огромной любовью и подлинным знанием отразившего в своих произведениях все стороны жизни лошади. Он изъездил Россию из конца в конец, узнал нравы провинции и воплотил их в жанровых зарисовках. Это направление в искусстве в то время начинало отвоевывать себе место рядом с царившим в начале века академическим салонным искусством. Соприкосновение с крестьянским бытом внесло некоторые изменения в иппические пристрастия Н. Е. Сверчкова. Несмотря на восхитительную красоту породистых коней, "для себя" он в дальнейшем предпочитал изображать неказистых маленьких крестьянских лошадок, причем делал это с большой теплотой и любовью. С 1844 г. Н. Сверчков - постоянный участник академических выставок. Его первые картины отличались смелостью замыслов и новизной сюжетов. На академической выставке 1844 года были представлены его картины "Отдых в поле" и "На конской ярмарке". Способствуя более широкому распространению произведений, в этот период Сверчков занялся литографским искусством. В 1844 году им были созданы литографии "Кирасиры", "Казаки", "Лезгинский эскорт" и др. Издательство Дациаро заказало ему серию уличных и дорожных сцен "Эскизы русского" (1845). Прославившись своим знанием пород и умением передать их особенности, Сверчков стал получать заказы от известных коннозаводчиков. Н.Е. Сверчков объездил крупнейшие конные заводы, выполняя заказы известных коннозаводчиков: П.Н. Зубова, А.Ф. Орлова, К.К. Толя и др. Была ли это случайность судьбы или особая привязанность художника - неизвестно, но прославился он как портретист орловских рысаков, непревзойденных по резвости и выносливости, настоящей гордости России. Многообразие сюжетных тем с лошадьми в произведениях Сверчкова поистине многообразно – они предстают на бегах и скачках, на охоте, под седлом, в упряжи одиночно и в парных запряжках, и, особенно, в тройках. Знаменитая русская тройка впервые появилась именно на картинах Сверчкова. Его тройки бегут по необозримым просторам России, с глубокими снегами, жестокими снежными буранами, вселяющими ужас в душу путника, по степи и глухим лесным проселкам, по пыльным дорогам и снежным полям, в дождь и метель, при восходе и закате солнца, в туманное утро и морозный вечер, днем и ночью. Дар анималиста, умение на редкость правдиво и свободно изображать сцены с лошадьми помогли Николаю Егоровичу Сверчкову занять место художника крупнейших государственных конных заводов России - Хреновского и Чесменского. В этой должности он создал целую галерею, представляющую породистых лошадей, среди которых исключительный интерес представляют портреты орловских рысаков и жанровые картины с изображением рысистых лошадей. Большая и искренняя любовь Н. Е. Сверчкова к орловской рысистой породе лошадей видна во всех его произведениях, являющихся огромной ценностью для истории отечественного коннозаводства. Первые портреты орловских рысаков Хреновского конного завода датированы 1846 годом и затем на протяжении нескольких десятилетий он вел обстоятельную изобразительную летопись завода, которая включает несколько десятков известных рысаков и представляют собой особую зоотехническую ценность для истории орловского коннозаводства. Многие изображения коней Хреновского завода — это олицетворение идеала орловского рысака, они являются шедеврами в портретной коннозаводской живописи Сверчкова. Известный историк В. И. Коптев в «Очерке русского коннозаводства» в 1872 году отмечал: «Н. Е. Сверчков написал много портретов знаменитых Хреновских рысаков, которые навсегда останутся в глазах будущих коннозаводчиков прототипами и идеалами, от которых не следует отдаляться. Не будь этих драгоценных изображений рысаков, закрепленных меткой и кистью Н.Е.Сверчкова в картинах, а потом карандашом в эстампах, коннозаводчикам представлялось бы широкое поле гадательно мечтать о наружном виде прежних лошадей и воображение, конечно, рисовало бы совсем иным, а не такими, какие они были на самом деле».
Н.Е.Сверчков писал только с натуры и часто преодолевал большие расстояния, чтобы запечатлеть по просьбе заказчиков на полотне их лучших лошадей. Известность и популярность Николая Егоровича росли вместе с его мастерством. Император Александр ІІ подарил Сверчкову участок земли в Царском Селе, на котором тот построил дом с большой мастерской в нижнем этаже и рядом - конюшней.
Проявил себя Сверчков и в портретном жанре, излюбленными композициями, конечно же, были конные - "Портрет супруги в амазонском платье на лошади" и "Скульптор И. И. Юшков в санях на набережной Невы", а также "Портрет доезжачего В. П. Воейкова Харитона". В отличие от европейских коллег, создающих парадные портреты царствующих особ и крупных аристократов, Сверчков вполне оригинален в композициях, он охотно пишет своих друзей. Позднее став общепризнанным мастером, Н.Е.Сверчков выполняет несколько заказных портретов членов царской семьи и придворных: "Портрет Александра II в санях", "Портрет Александра II с сыном", "Портрет императрицы Александры Федоровны" и другие. Многие из которых продолжают начатый Сверчковым новый вид конного портрета, где человек изображается не на лошади, а рядом с ней или в санях. В 1852 году за жанровую картину "Помещичья тройка, пересекающая на всем скаку цепь обоза" Сверчков получил звание академика "живописи народных сцен", а в 1855 году за картину "Дорожные. Грузный экипаж с пассажирами" - профессорское звание. Таким образом, к сорока годам Н.Е.Сверчков получил высшую оценку своих картин, признание таланта, а в жанре коннозаводческого портрета стал первым среди художников-анималистов, писавших в XIX веке полотна с изображениями лошадей заводских пород. В жизни художника 1850-е гг. были отмечены дружбой с Н. А. Некрасовым, в ярославском имении которого, Карабихе, он провел много времени. Вместе с поэтом ходил на охоту, ездил на крестьянские праздники, участвовал в домашних литературных вечерах. Сверчков выполнил серию картин и рисунков на сюжеты произведений Некрасова: "Мороз, Красный нос", "Мужичок с ноготок". С большой теплотой Н. Е. Сверчков относился к рабочим крестьянским лошадям. Лучшими картинами этой серии являются полотна: «Катание детей», «Крестьянин верхом на серой лошади», «Рыжая рабочая лошадь». Много рабочих лошадей Н. Е. Сверчков написал на картинах охотничьего жанра: «Везут убитого медведя», «Борзятник на лошади», «Охотник на гнедо-пегой лошади» и др. Большую группу произведений Н.Е.Сверчкова представляют портреты верховых лошадей. Полотна кисти Н.Е.Сверчкова «А.Я.Панаева в дамском седле верхом на лошади» (1854 г.) и «Русский офицер верхом на вороной лошади» (1854 г.) являются шедеврами в живописном искусстве конного портрета и историческими памятниками ныне утерянной орлово-ростопчинской породы. Нелегкой доле ямщиков посвятил художник цикл картин конца 1850-х гг.: "Тройка в степи" (1856), "В метель" (1857) и др. Немалое место в его творчестве занимали и сцены из охотничьей жизни: "Зимняя охота", "Беркутова охота, бывшая в Москве" (обе 1856), "Эскизы охоты" (1857-58). Все они отличаются тонким пониманием и передачей особенностей русского пейзажа. Н.Е. Сверчков стоял у истоков создания клуба "пятничные вечера" и был его активным многолетним членом. На создание клуба было получено специальное разрешение у президента академии Художеств Великой княгини Марии Николаевны. Атмосферу "пятничных вечеров" прекрасно передал в своей книге "Путешествие в Россию" Т. Готье: "В Санкт-Петербурге есть нечто вроде клуба под названием "Пятничные вечера". Это общество состоит из художников, которые собираются по пятницам... Клуб этот не имеет постоянного помещения, и каждый из его членов поочередно принимает своих собратьев у себя дома... На длинном столе расставлены колпачки ламп, разложены веленевая бумага или торшон, картоны, карандаши, пастель, акварель, тушь... У каждого члена общества есть свое место за столом, и он должен за вечер сделать рисунок, набросок, сепию, эскиз и оставить свое произведение в собственность обществу. Продажей этих работ или разыгрыванием их в лотерее собираются средства в помощь бедствующим художникам... Сигареты и папиросы (так называют сигареты в Петербурге) словно стрелы из колчанов торчат из расставленных между пюпитрами рожков резного дерева или глазурованной глины, и каждый художник, не прерывая работы, берет гаванскую сигару или папиросу, и клубы дыма тотчас обволакивают его пейзаж или фигуру. Ходят по кругу стаканы чая с печеньем... Те, кто не чувствует себя в ударе, ходят, рассматривая работы других, и часто возвращаются на свои места под впечатлением увиденного... К часу ночи подается легкий ужин, царит самая искренняя сердечность, разговор оживляют споры об искусстве, рассказы о путешествиях, остроумные парадоксы, легкомысленные шутки... устные карикатуры, более удачные, чем бывают в комедиях, тайну коих открывает художнику постоянное наблюдение природы. Затем расходятся, создав каждый хорошее произведение, а иногда и шедевр, и развлекшись от души, что тоже является редчайшим удовольствием. Я очень бы хотел увидеть подобное общество в Париже... Сверчков рисовал цветными карандашами лошадь, дружески положившую голову на шею своему спутнику жеребцу. Как Орас Берне, Альфред де Дре, Ахилл Жиру, Сверчков великолепно рисует играющие муаром шелковистые крупы породистых лошадей, он превосходно знает их нервные, пружинистые скакательные суставы, умеет переплетать вены на их дымящихся шеях, искрить огнем их зрачки и дымящиеся ноздри. Но у него есть слабость к низкорослым украинским лошадям, косматым, лохматым, неухоженным, к бедной мужицкой лошаденке. Он рисует ее запряженной в роспуски, телегу или сани, которые она тащит по льду или снегу в сосновых лесах под отяжелевшими от снега ветвями. Чувствуется, что он любит этих славных животных, сдержанных, терпеливых, мужественных, таких выносливых". Книга была принята соотечественниками Готье с восторгом, что, возможно, способствовало успеху картин Н. Е. Сверчкова во Франции. Решение о поездке за границу пришло к художнику после длительной и тяжелой работы над огромным полотном, изображавшим приезд в Москву моряков-героев Севастопольской обороны 1854-55 гг. Николай Егорович пробыл во Франции около 2-х лет. Картины его выставлялись на крупных выставках. За "Возвращение с медвежьей охоты", "Почтовую ярмарку" и "Ярмарку в Воронеже" жюри Парижской международной выставки присуждает Н.Е. Сверчкову орден Почетного Легиона, а картина "Возвращение с медвежьей охоты" приобретена для коллекции Наполеона III. Затем Н.Е.Сверчков демонстрировал свои произведения на Лондонской Всемирной выставке, где было продано 40 его произведений, в том числе 13 акварельных рисунков. Высокую оценку получили там картины «Oxoта за волками» и «Конская ярмарка», последняя там была продана за очень высокую цену — 22 тысячи франков. Несмотря на успех в письмах на родину сквозит грустное настроение: "В настоящее время, хоть я и обласкан иностранцами, но тяжело быть русскому за границей, и я мечтаю только о том, когда мне придется снова увидеть свое отечество, но вместе с тем, тяжелая мысль: что ожидает меня дома? Буду ли иметь работу, как имею за границей? - отравляет мою надежду..." После блистательного успеха в Париже и Лондоне, вернувшись в Россию в конце 1864 года, Сверчков получил официальный заказ на серию исторических картин: "Выезд царя Алексея Михайловича на смотр войск в 1664 году" (1866), "Царь Алексей Михайлович с боярами на соколиной охоте близ Москвы" (1873) и "Поезд царя Ивана Грозного на богомолье" (1878), которые хранились в Оружейной палате.
В это время Сверчков по-прежнему любит изображать тройки и охотничьи сюжеты. Он превратил свою мастерскую в Царском Селе в зоологический музей со множеством чучел и статуэток разных животных. Была при доме и небольшая конюшня, где стояли лошади, необходимые для работы. В своем домике он живет очень уединенно, уже не в силах влиться в художественную жизнь конца XIX века. Известный петербургский издатель и владелец магазина эстампов А Фельтен в начале 1890-х гг. выпустил "Альбом коннозаводчиков с портретами заводских жеребцов и маток лучших заводов России, писанных с натуры и литографированных художником Н. Сверчковым" (1846-1852). Этот цикл состоял из 25 листов и был весьма популярен. В 1891 г. мастер пишет огромное полотно "Холстомер" - на фоне резвящегося молодого табуна рысистых маток и жеребят, в правой части картины, слегка понурив голову, медленно передвигает больные ноги старый, вороно-пегий орловский рысак Холстомер, судьбу которого Л.Н.Толстой описал в повести «Холстомер» (1886 г.). Картины из охотничьей жизни занимают видное место в художественной деятельности Николая Егоровича Сверчкова до последних дней жизни. Сверчков прекрасно ориентировался в профессиональных деталях охотничьего жанра, а также в тонкостях тех чувств, которые рождались во время охоты: томление во время ожидания появления дичи, увлекательность действия, готовность идти на риск, бешеные погони за диким зверем и усталость после завершения охоты. В жанровой композиции «Охота на волков» из собрания Новгородского музея художник передает кульминационный момент охоты – нападение волчьей стаи и начинающийся момент охоты. Он изображает способ охоты, которым нередко пользовались в Псковской губернии – в сани-розвальни прятали мешок с поросенком, приманивающим волков, сами охотники укрывались еловыми ветками, подпуская поближе волчью стаю, и затем стреляли. Это одно из последних полотен прославленного живописца создано в 1892 году. Мастерство художника проявилось буквально во всем – в подробном повествовании с детально проработанным пейзажем – перед нами разворачивается картина морозного зимнего вечера с догорающей зарей, яркими отсветами ложащейся на снег, низкорослый молодой ельник, в центре картины сани-розвальни, запряжённые неказистыми мужицкими низкорослыми лошадками, к этим труженикам художник питал особую слабость. Образы охотников, бегущие к саням за добычей, но на верную смерть волки – все выполнено с доскональным знанием, достоверно изучено и реалистично воплощено. Н. Е. Сверчков умер в возрасте 81 года 25 июля 1898 года и был похоронен близкими родственниками на Казанском кладбище Царского Села. За свою жизнь он создал 350 картин, 1000 рисунков и 12 скульптур. Большинство из этих произведений находятся в Музее Коневодства Тимирязевской сельскохозяйственной академии, а также многочисленных отечественных музеях и доступны для обозрения широкому кругу специалистов и любителей лошадей.
Категория: Выставки | Просмотров: 3371 | Добавил: valdmuz | Рейтинг: 4.0/2 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Меню сайта
Разделы новостей
Выставки [11]
Новые выставки в музее
Мероприятия [17]
Мероприятия проводимые музеем
События [9]
Музейные события
Форма входа
Календарь новостей
«  Октябрь 2010  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Поиск
Друзья сайта
Красная изба
Погода в Валдае
Рейтинг@Mail.ru
 quajo
Статистика
Валдайский филиал Новгородского музея-заповедника © 2017